20.06.2024
dsc05132-768x1024-3119400

Львовский оперный театр, легенды и правдивые истории

Оперный театр придает Львову какую-то изысканность и одухотворённость. Каждый гость города (мы были не исключением) старается в обязательном порядке сфотографироваться на фоне театра, и считает за честь посмотреть спектакль или концерт, идущий в Львовской Опере. И не так важно, что это за представление, главное — окунуться в чарующую атмосферу театра.

dsc05132-768x1024-3119400

Прекрасный балет, высокопрофессиональная оперная труппа и отличная акустика достойны самых высоких похвал и восхищения. А сам вид Львовского оперного театра поражает и удивляет своей красотой.

images-3930269

Позолота, зеркала, хрусталь и вишнёвый бархат создают ощущение праздника. Мне Львовский Оперный напомнил Венскую Оперу, правда, он по размерам значительно меньше. Может быть, поэтому и показался он мне уютнее и по восприятию ближе — нет в нём такой напыщенности, как в Венской Опере.

Создатели Львовского  оперного театра

За красоту и величие здания, жители Львова особо благодарны двум творцам, вложившим в творение всё своё мастерство, душу, и последние годы своей жизни.
Первый творец — знаменитый польский архитектор Зигмунт Горголевский. По его проекту, и под его же руководством, в кратчайшие сроки (3 года и 4 месяца) был построен Львовский оперный театр. Для первых посетителей театр торжественно открыл двери уже 4 октября 1900 года.
Задумка построить Городской театр во Львове родилась в 1896 году. Объявили конкурс, в котором приняли участие ведущие архитекторы Европы. Среди них была и знакомая уже нам по Львовскому Дому учёных фирма «Г. Гельмер и Ф. Фельмер».
Но, независимое компетентное жюри в Лейпциге отдало предпочтение проекту Зигмунта Горголевского, занимавшему в те времена во Львове должность директора Львовской высшей художественной школы. Бывший выпускник Берлинской академии архитектуры З. Горголевский уже успел прославить себя в мире архитектуры знаменитыми проектами, за которые получил  высшую награду в этой области – Почетный диплом.0_5b9c8_2fe8fba9_orig-1024x633-6991213
За проект и строительство Львовского Городского театра он был награждён в 1901 году кавалерским крестом ордена Железной короны III степени. Проект архитектора предусматривал строительство театра над городской рекой Полтвой, которую должны были перекрыть сплошными бетонными сводами. По тем временам это был смелый проект.
 Горголевский очень переживал за театр, ведь через год после открытия грунт под зданием стал проседать больше допустимого. На стенах появились трещины, воды непокорной реки просочились в подвал здания. Все думали, что здание рухнет. Но проседание в какой-то момент остановилось, театр выстоял. Теперь часто туристам рассказывают о необычной рыбе, которую якобы ловят в подвалах театра.
Печально, что жизнь выдающегося архитектора вскоре оборвалась. Его сердце остановилось через три года после открытия театра (в 1903 году). Правда, львовяне стали говорить, что Зигмунт Горголевский ушел из жизни по собственной воле, не выдержав напряжения от угрозы, которая нависла над театром. Подкреплением для такой версии стало скромное захоронение знаменитого человека (суицид никогда не приветствовался), очень много сделавшего и для города и для Европы…
Второй творец, которому жители города обязаны доброй памятью и будут вечно благодарны — художник Генрих Семирадский.
Он прославил себя как щедрейший художник, подаривший Городскому театру уникальный шедевр, достойный самых знаменитых театров – занавес «Парнас». Только Оперный театр Ла-Скала и Оперный в Кракове удостоились такого рода занавесей, исполненных тем же Семирадским. Известный художник Генрих Семирадский по национальности поляк, но родился в Украине, а жил и творил в Италии.
Когда ему поступил заказ от учредителей Львовского оперного театра на выполнение помпезного занавеса, он не отказал землякам, а принялся за работу. Четыре года ушло на создание шедевра для сцены. Картину необычной красоты нарисовал художник на занавеси, изобразив на ней сценических муз, ангелов и простых людей.

fc1fbaf35e85-1024x632-9781413

Когда пришло время забирать заказ, в учредителей театра не оказалось денег. В то время театр строили на меценатские пожертвования, и на дорогой занавес меценаты денег не дали.
С повинной головой заказчики явились перед художником и сообщили ему неприятную вещь, что денег нет и оплатить им заказ нечем. Добрый человек пожалел нерадивых учредителей и повёл их в мастерскую показать уже готовый занавес.
Увиденное произведение ошеломило заказчиков. Целый день они провели в мастерской, рассматривая занавес, и о чём-то тихонько споря. На следующий день, собираясь уезжать, они опять попросили художника показать им занавес, дабы разрешить свой спор.
Генрих Семирадский увидел, какими тоскливыми глазами смотрят на занавес горе гости, не выдержал, и подарил им безвозмездно своё творение. Он вдруг понял, что самое лучшее место для его шедевра, это театр для которого его заказали. А самыми благодарными ценителями его искусства будут те, которые стоят перед ним и не могут оторвать глаза от занавеса. Вот такая история. Художник через два года умер (1902г.), а память о его благородстве и таланте осталась во Львове на все последующие времена.
Львовскому оперному театру везло на добрых и щедрых людей. Повезло и с первым директором театра – паном Павликовским. Он так любил театр, что часто решал финансовые трудности заведения, расплачиваясь из своего кошелька. Даже продал свой дом в Медице, чтобы спасти театр от финансовых проблем.

А скульптура то «беременная»

Много разных легенд рассказывают местные жители и о скульптурах, которые украшают театр. Центральная скульптура, что возвышается над театром, называется «Слава». Она изображена в виде женщины, что держит золотую пальмовую ветку.
Львовские мужчины, как впрочем и другие, не равнодушны к женщинам. Их пристальное внимание привлек округлившийся животик скульптуры «Славы». Как-то в споре с друзьями профессор гинекологии сказал, что статую скульптор лепил из беременной женщины, и чтобы доказать свою правоту, разыскал скульптора. Тот дал адрес натурщицы. Профессор отправился с друзьями по этому адресу и увидел женщину с ребёнком. По дате рождения ребёнка он и определил, что натурщица была на четвёртом месяце беременности, когда позировала скульптору. Ох уж эти львовяне, и чего только не сочинят!